• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
07:13 

После консультации по экзамену

09:18 

Прогулка по себе и голуби

Что-то лёг сегодня полежать (до того что бы можно было с полным правом бодрствовать осталось два часа) и вполне выспался, о не в этом суть. Так вот вспомнился момент из детства. Точнее вереница воспоминаний, которые всплывали по ощущениям. Мне никогда не было понятно как люди могут ощущать те же чувства, грустные, или весёлые, вспоминая то или иное. Не то что бы видел в этом плохое, нет - не понимал, как не понимают как каллиграф делает прекрасное несколькими взмахами кисти. Я люблю гулять в воспоминаниях - я словно выстраиваю эту реальность заново из чувств и способен гулять там, где люди это вспышки масс цвета, архитектура имеет структуру лишь там куда смотрел, а сам я заперт внутри самого себя-прошлого. И оно растёт, воспоминание, как дерево - ты думаешь об одном и тут в голове целые воздушные замки ассоциаций и даже проекции в будущее.
То о чем я вспомнил касалось всего одной вещи в контурах которой - взрыв памяти. Это была деталька конструктора Lego. В своих маленьких трё-четырёхлетних ручонках я вертел её и пытался приставить к другой детальке. Вокруг было шумно - это был вокзал. Всюду носились люди, напротив сидел мой старший брат, а мама сидела рядом и со сдержанным неприятием смотрели вокруг. Мы были одеты так что бы было тепло, это был грязный Московский, или Астраханский вокзал, осень, или ранняя весна, стоял туман то ли в природе, то ли в моей голове. Я вертел две детальки Lego из под набора батончика Milkeway, которые нам с братом купила мама. Помню, как завороженно наблюдал за идеальной формой чуда западного дизайна и сравнивал с тем что было вокруг. Грязь, темнота, нищета и гений человека воплощенный в одной пластиковой детальке. Конечно тогда я не мыслил такими вот словами и образами... но что странно - сейчас эти слова, точнее их чувственное лицо полностью складываются в мозаику того ощущения, когда держишь в руках нечто великое и беспомощное, ведь великое знание - самое беспомощное в мире физическом. А еще скука. Страшная скука, которая разъедает тебя, а ты должен терпеть и ждать эти три часа до отправления поезда. Но чем же была порождена эта скука? Не тем ли что уже к двум годам меня пропитал окружающий мрак действительности и начал мыслить его формами? Помню как сидел и боролся со скукой, я словно подбирал нужный дверной замок, в который я увижу, что игра с этими логичными детальками будет наиболее интересной, точнее увижу "интерес" во всех его углах. И в момент, когда я-ребёнок это почувствовал вновь, я-настоящий "примерил" его и понял... больше я не ощущаю скуки. Это и хорошо и плохо, ведь теперь я могу развернуть всю панораму мыслей из одного предмета, но плохо тем, что я могу ожидать этого от других, а это неправильно. Так, например, мне было жалко брата в том, что теперь он укоренился у нас в городке, да у него есть жена, есть ребёнок... но он носит галстуки, больше не стремится к чему либо кроме как заработать еще больше и прожить неделю... Мне не стоит осуждать его - он выбрал свою жизнь. Скорее негативные ощущения возникают при накладывании этого образа на себя. Больше не будет поездок, ни в Астрахань, нив Москву, ни куда либо еще, теперь есть лишь границы своего дома... а в детстве он мечтал стать путешественником и изучать мир... может даже строить роботов... пошёл учиться на электротехническую специальность, что в итоге дало ему почву для тех знаний, которыми он разрабатывает на жизнь.
Но сами воспоминания - дарят свежесть мысли настоящего. Вот я встал, проснулся сам - без будильника, около 7 ми, открыл окно, что бы мои ноздри прорезал запах льда и сейчас буду греть супчик и думать над чертежом шрифта. Ха... Великие мысли в потной майке...

А я еще я очень жду письма от Фэнриса - он говорил что во вторник уже отправит. Мы начнём переписку и я уже думаю как бы так оформить ему своё письмо-ответ, что бы оба мы поняли то что хотели сказать. Пишите письма - это так прекрасно... Я бы с радость написал Насте. С рисунками и лирикой... но сейчас она обо мне не лучшего мнения, лучше подожду и попрошу адрес, куда можно было бы прислать. Это ли не прекрасно? Брать листок бумаги и читать, нюхать... о по ту сторону - живой человек.


Listen or download Verbose Invisible Ink for free on Prostopleer

04:46 

[3]

В тени огромного куска песчаника сидит человек. Человек звучит громко, даже если звук раздаётся из маленького колокольчика. Но тем величественнее это звучит, чем бесшумнее сам звук. И теперь человек сидит в тишине да палкой чертил круги на песке . Один начертит - другой стопой сотрёт . Недалеко от камня по-детски плещется озеро. Да и озером назвать это сложно. Скорее море, в котором выросли сточившие свои клыки скалы. Где-то они расступились, вот и получились озёра. Ветра тут почти нет - белый туман саваном закрывает каменные "башни". Только вершины, связанные подвесными мостами, как острова плавают там - среди белых облаков. Человек - часть этого пейзажа и продолжает чертить круги. Лицо его напряженно морщится. Между глаз молнией прорезается хмурая складка, словно бы две брови, как кулаки силача - встретились в разминке перед боем. Кисти рук сухие, жилистые, как лианы, а кости, не будь они обтянуты кожей цвета ореха, можно спутать с палкой из желтого тростника. Белая, как облако, борода - гнездо для лысой головы-яйца. Если бы не движения человека, никогда не заметить его на фоне глыбы песчаника.
Движение палки останавливается и спина с хрустом сушеных зерен выпрямляется. Довольно осматривая круг, человек округляет щеки в улыбке и уходит вдоль берега, осторожно вытирая за собой следы на сухом песке, ведь на берегу их смоет озеро. Рисунок, который он оставил - круг. Круг этот ровный, небольшой, создан контрформой, оставленной палкой в песчинках.
На озеро упала ночь. Острова скал горят теплыми огнями хижин, чередою фонарей, висящих на травяных верёвках между домами. У озера играет кузнечик, квакают жабы, слышно, как вода затачивает камни.

02:47 

Тёплый воздух

Сегодня уже всё в снегу - это так здорово, особенно вечером, когда в снегопаде прорезаются шары света. Приехал сегодня на пары, сидел в аудитории перед семинаром, а одногруппница с которой очень хорошо дружу как раз уходила. Заворачиваясь в шарф, она сказала: "Ты сегодня грустный...". Я посмотрел ей в глаза, а она мне и мы поняли друг друга без слов. Она неодобрительно покивала, нахмурилась и ушла. Тоже самое она заметила вчера на модуле по анализу произведений искусства: "У тебя что-то случилось?", но я отмахнулся, начав подсказывать парню с контракта, который сел рядом, как проанализировать "Снятие с креста" Рембрандта. Приятно, что бывают внимательные люди.


Listen or download Тёплый воздух от крыш for free on Prostopleer

07:06 

...Я ненавиджу вас, та на вас схожих
Тому що ніхто не допоможе
За те що диво хотіли спалити як книгу
Втопити як відьму, перетворити на кригу
Розрізати скальпелем, розтягти по пробірках
Знайти формулу йому по своїх мірках
Розтоптати як душу, замурувати у споруді
А воно було останнє і більше не буде
І сльози, і сміх, і хоробрість, і жах
У очах тієї що блукає по снах
Ви хотіли на молекули, на іони, на атоми
Рентгеном, напалмом, каленим залізом
А воно як дитина просило захистити
Ви до нього байдужі, ви розучились любити
Мене не чують, хоча кричу що є сили
Я ненавиджу вас, бо ви диво вбили...

01:18 

Бедлам

Пора подвести итоги за последнее время в плане рисунков. Время было полное творческих сил, эмоций, переживаний, а значит и частичка правды есть. Увлёкся в последнее время векторными аппликациями в CorelDraw... будь у меня ножниц ыи цветная бумага - я бы занялся обычной... это расслабляет. К тому же такие "рисунки" позволяют пробовать воплощать мысли о знаковости образов и унификации форм, а так же просто рассуждать о них.
Последнее время увлекаюсь идеями супрематистов - естественный этап развивающегося ума. Когда-то в детстве я считал вершиной творчество неких абстрактных академистов, затем сквозь поздний южноукраинский реализм к импрессионизму, от него в идеи авангарда и вот уже проклёвываются мысли о том, какая форма и какое содержание наиболее точно отражают современность со всей её раздроблённой сложностью, не виданой доселе. Но всё это пища моего ума... не думаю, что это кому-то интересно. Так что выложу обычные игры в диджитале.

развернуть свиток

Вот так скромненько живём, чаёк попиваем, да добра всем желаем..

04:05 

Наш дом уснул,
Но мир не ждет -
Зовет дорога нас вперед;
Покуда шлет лучи звезда,
До грани ночи, а тогда
Уйдет туман, исчезнет тень,
Наступит новый светлый день

(песня Пиппина из "Властелина колец")

18:17 

Бодхидхарма, патриарх дхьяны, сказал: «Сущность вещей не бывает неописуемой; чтобы выразить её, используются слова. Великий путь, который ведёт к совершенству, не обозначен; для того чтобы посвященные могли распознать его, используются формы».

[ "Сакральное искусство востока и запада. Принципы и методы" (стр. 168. глава "Образ Будды") Титус Буркхардт, Москва "Алетейа" 1999]

22:44 

Набросок пьесы.

Описывать последние события тут нет смысла, уж много их было разных всяких, что прекрасно.
Хотел набросок сделать для пьесы о которой давно уже подумывал. Точнее оставить тут концепцию.
Время: Каким бы ни было произведение себя оно ощущает в пространстве и времени. Так что подходить надо актуально, отражая ситуацию полной потери основного общественного проекта (развитие идёт как диалог противоположностей в контексте ценностей этого проекта). Точнее говоря, после падения проекта христианства в 19 веке и двух мировых войнах, диалог мысли вышел за грани контекста суто христианских терминов и понятий. Но и последующий проект модерна (научное общество, социальное общество, общество искусства и на основе других религий субститутов) провалился, уступив неясному, эклектичному пост- и современному пост-постмодернизму, где сама модель отсутствует, но практическая её часть воплощена в средней руки свободном рынке (тут я не берусь определять - экономисты скажут точнее). Если раньше люди знали что есть мораль, этика с точки зрения христианства, и размышляли о ней, боролись, создавали, отталкиваясь, но она была как устный общественный договор. Сейчас такой договор отсутствует - небывалая пестрота мысли, возможностей, но так же отсутствие целей, мотиваций. Столкновение морали, этики мировых религий и культур. В этой пьесе будет... рассматриваться, или ощущаться именно эта ситуация. Что это? Какие хорошие и негативные качество это рождает? Как люди живут внутри этого? Как я сам существую в этой ситуации? И т.д. ... Отражая в основном то, что меня сейчас интересует.
Решить надо вопросы подхода к самому осмыслению поставленной задачи - аналитично-препарирующий, или чувственно-живой? Или может есть еще какой-то? Да и стоило бы ознакомится с самим вопросом пьесы, ведь я их не так много читал и слушал, но мне кажется, что форма диалога будет наиболее удачной.
Акт 1
Интерьер: Перон станции метрополитена. Вагон поезда-метро.
Сюжет: Люди стоят и ждут поезда метро. Все молчат. Совершенно разные люди, разных возрастов, профессий, социальных групп, жизненных позиций... и т.д. Слышен лишь внутренний диалог этих людей. Фразы идут одна за одной, все голоса разные. Сначала они кажутся разными, но потом связываются в идентичный внутренний голос, который опять разбивается на несвязанные фразы при прибытии поезда. На этом первый акт заканчивается.
Акт 2
Интерьер: Вагон поезда метро. Те же люди.
Сюжет: Какой-то один персонаж начинает смотреть на другого, пока тот его не видит и думать о нём. Затем тот второй смотрит на третьего и думает о нём, а третий о четвертом и так далее, пока последний не смотрит на первого и не думает о нём. Как только их глаза встречаются, происходит звон буддисткой чаши, глаза отводятся и мысли прекращаются. Все молчат. Слышно стук колёс поезда.
Пока-что это все мысли по этому поводу.
Конечно описано тут всё сухо и не полно, как я это представляю, ведь должно быть множество художественных аллюзий, сочных метафор и парадоксов не только словесных, но и пространственных: вагон метро занимает всю площадь сцены, отчего люди кажутся еще меньше, а в какой-то момент перила для рук трансформируются и превращаются в стальную решётку, кто-то её ломает, а кто-то засыпает, единственная фраза вслух: "А вы выходите на следующей?" "Выходите?" "Будете выходить?", но понятное дело - мало кто выйдет...)

Пару фотографий из прогулки за сегодня напоследок:


И для полноты ощущений)

Listen or download Mannheim Steamroller Crystal for free on Prostopleer

13:31 

Стих на листке каракульного зверя

Уже спал лежал и тут стишок приснился, если его так можно назвать:

Все летят - и я лечу,
Все пыхтят - и я пыхчу,
Все едят - и я еду
Уже видеть не могу,
Ненавижу я пыхтеть,
Не умею я летать,
Мне бы чаю, да пантеру -
Вот о чём еще мечтать? :)

4,46 утра

18:58 

50 причин не встречаться с дизайнером

— Вы проведёте целый день, выбирая мебель в ИКЕА.
— Они пьют и едят всякую странную дрянь только потому, что им нравится упаковка.
— Они хотят спасти мир с помощью плаката.
— Они ненавидят друг друга.
— Вы будете выходить последними из кинотеатра, потому что они должны досмотреть все титры.
— Они не могут поменять лампочку, не сделав эскиз.
— Они изрежут все столешницы своими резаками.
— Они скорее исследуют узор на ваших шмотках, чем станут слушать то, что вы хотите сказать.
— Они сделают коллажи из всех ваших фотографий.
— Они не знают математику, они просто разглядывают цифры.
— Они боготворят людей, которых никто не знает, и говорят о них, как о своих коллегах.
— Они фотографируют почти ежедневно, и все фотки со странными ракурсами.
— Они спрашивают ваше мнение обо всём, но делают что хотят.
— Все выравнивают то по левому краю, правому или центру, пока не окажется, что уже поздно.
— Они ненавидят Comic Sans с той же страстью, с какой они любят Helvetica.
— Вы не сможете украсить свой дом без консультаций с ними.
— Их руки вечно в какой-то краске.
— Они покупают недоделанные куклы, чтобы их раскрасить.
— Не могут подобрать одежду, не сверившись с картой Pantone.
— Они ненавидят Excel.
— В вашей жизни появятся «Дни мозгового штурма».
— На отпуск вы будете ездить в страны, о существовании которых вы не знали и где нет пляжа.
— Музеи их второй дом.
— Они не могут сходить в ресторан, не раскритиковав дизайн меню.
— Они слушают музыку, которую вы никогда не знали.
— Они не могут готовить обычные блюда, они всегда должны экспериментировать с ингредиентами.
— Когда они собираются сказать вам что-то, все узнают это заранее в Вконтакте или Facebook.
— Самый запоминающийся оргазм они испытали, когда услышали что Adobe выкупил Macromedia.
— Их любимые магазины самые дорогие в городе.
— Они мечтают потратить все свои деньги в Apple Store.
— Вы никогда не поймете их подарки.
— Они смеются, когда видят обычные вещи.
— Вы будете просыпаться по ночам от их криков «Дедлайн! Когда дедлайн?»
— Они видят CMYK и RGB как Нео видел матрицу. :lol:
— Они мечтают о том дне, когда никто не внесёт ни единого изменения в их проект.
— Они лучше заплатят за шрифт, чем за какой-то там подарок на День рождения.
— Они вечно сонные, потому что работают 24 часа в сутки 7 дней в неделю.

А ведь многое правда :)

06:15 

[2]

Стал по ночам писать рассказы. :smiletxt:
развернуть свиток

02:21 

Бессконечность суббот

Вот я и в Одессе вновь. Вырвавшись из сжимающих кулак учебных будней и административной рутины, подышать теплом юга. Тут тепло, дереврья еще зелёные, а фиолетовый виноград пышнется в высохших желтым зарослях лиан. Из-за опоздания на поезд, пришлось взять билет на автобус, который пришел очень рано, около 4 утра. Так как такси было дорогое - прошёл пешком до памятника подводникам и вызвал оттуда машину. Дешево,комфортно и вежливо, в отличии от вокзальных акул. Приехав, выпили с Рожкой чайку, подарили друг другу подарки (мне достался милейший тигр с глазами овеенными грустью и взглядом потерявшегося... весь в меня), а потом легли поспать. Спать было сладко и мягко, не смотря на то что пол, но я уже давно не обращаю внимание на комфорт физический и пол резонировал в моей душе твердостью положения - вот он я в Одессе - тут храм, тут Будды вскроют любого демона в тишине своих каменных стен и мягкости пледов. Разбудил меня Даник, показывающий энциклопедию про танки, которую подарила пантерка)
Мы позавтракали и предались неге, пока Наташа стригла Рожку, её маму и Даника. Очень жаль, что любимая так и не приехала, но лучше пусть отдыхает и излечивается, а то её совсем загоняли, бедную... но трудности мы преодолеем, главное быть вместе в них, так и легче будет и на будущее полезно. Хотя есть прекрасный совет Эпикура, которого я стараюсь придерживаться - философ не должен рассуждать о двух вещах - о хозяйстве, ибо не смыслит в домоуправлении и о любви)) Очень скучаю по ней... настолько что готов лишнего сболтнуть в беседе, ибо хочется действовать, а пока нельзя. Но что поделать - художники личности сложные, а пантеры еще сложнее)
Когда стрижка закончилась, отправились к Дэймону. Он изрядно изменился - отрастил усы и бороду, что ему идёт очень - солиднее гораздо. Набрали вкусностей и пошли к нему домой, перед этим заглянув к подъезду Сергея. Никак не могли к нему дозвонится, так что пока Дэймон взламывал входную дверь, мы просчитывали в какое окно кидать камень, или кричать "Серёжка! Выходил гулять")
Дома у Дэймона мы пили вкусный чай, ели сладости, веселили себя какими то моментами связанными фуррями. Очень мило провели время. Потом и Сергей подошёл - с ухом в зеленке и вообще помятый немного после драки с хачами в баре - пятеро их и кроме Сергей еще два его друга. Но восстанавливается уже - защищали бар от пьяни иностранной. Надеюсь что я его порадовал тем, что мы наконец-то сможем осуществить 2Д игру-квест по его сюжетам и моей графике, так как появился программист с опытом работы и просто хороший лев, готовый помочь) Мы еще часик посидели. Сергей с Рожкой выпили пивка и мы стали собираться. На улице было тепло, светила Луна сквозь полупрозрачные веки облаков, которые быстро неслись, словно моргали, а ветер подкуривал сигарету Сергея. Было хорошо, только любимой не хватало под рукой, так как меня пошатывало от хорошего чая, а фактуры деревьев и лунного неба хотелось бы передать ей, так как ни словом ни краской это невозможно, но передать ей целостность красоты всего мира всегда есть желание, что поделать, простите романтичного глупца.
Я вызвал такси и мы с Рожкой отправились домой, забежав еще в магазин за газировкой Шурику. Рожка дала мне ноутбук и вот я дописываю наше сегодняшнее небольшое, но прекрасное приключение.

20:34 

От латинского - «Разбираю», «различаю»

Этой ночью приснился очень дивный сон. Дивный не своей формой, но содержанием. Это была уютная комната, залитая солнечным светом. Уютная для работы - фисташковые стены, белые окна, за которыми лишь белый свет и нет ничего. Лучи разбивались о чистые парты из светлой древесины. Со мной в комнате сидело еще двое людей. Их я не помнил, но наделил их образы ощущениями. Первый, то был, будь он человеком, умный, правильный, традиционный, углублённый в тетрадь и мирно что-то решающий. Второй - не желающий ничего делать, скучающий и смотрящий на свет, подперев рукой, которой не было, голову, которой не было. Будь это школа, то первый был бы отличником, а второй двоечником. Но я хорошо отношусь к двоечникам - они часто неплохие люди, первым же моё отношение и не нужно. И вот, я сидел в пиджаке и смотрел в тетрадь. Там были... математические примеры! Я не знал что я должен был решать, но чувствовал что мне нужно было что-то найти. Пока-что я не вспомнил этот термин. Я мучился, пытаясь пробиться сквозь стену загадки. Мне недоставало лишь названия термина. Казалось - вот оно будет у меня и всё! Чувствуя его, я вспомнил: "Инте.. нет..тут что-то более земное... буква Д! Диссонанс.. нет не то... дискри... минант! Дискриминант...". Перед моими глазами, в чистом воздухе учения возникла, сначала рукописная буква "D", затем она встряхнулась и стала четкой, латинской "D", затем края буквы немного оплавились, дав понять, что она написана рукой одного из тех, кто пишет ими всю доску. Взглянув обратно в тетрадь, кроме неё ничего и не осталось. Как его решать, естественно я не помнил, но утром почувствовал острую необходимость повторить весь курс школьной программы по математике. Я вспомнил наших учителей, которые, хоть и были математиками и физиками, а такими живыми - в девятом классе у нас была щупленькая, маленькая старушка с грозным характером, никогда не повышающая голос, но грозно смотрящая на нас. Когда она улыбалась, а делала она это редко, это казалось таким искренним, что вот вот и улыбка спадёт, а доспех вновь будет одет. В перерывах она курила со своим мужем-географом под школой. Вторая так же была строгой, любила подкалывать, когда коршуном проходила между рядов. Со своей короткой черной стрижкой и пиджаком с широкими плечами, она напоминала шарж на немецкого генерала из анекдотов. Её сын убил какого-то парня, говорили. За маской черной косметики, она относилась к нам очень хорошо. В 11 классе у нас была наималейший человек - она называла нас котятками и "діточками" и рассказывала про интегралы и теорию вероятности, словно бы мы были маленькими детьми, изучающими цифры. Это не помогло, но не напрягало нас лишней информацией и серьезностью. Так я о них сужу теперь, переезжая утром в метро над Днепром.
Почему дискриминант? От латинского - разбираю, различаю.

22:10 

Старая писанина

19:02 

Можно спокойно сесть и написать сюда, наконец-то. Хотя я долго думал - надо ли писать, вроде бы всё так перевёрнуто, вскинуто и оседает. Но хотя бы в своей голове утрясу многое. Пишу уже с нового места жилья. Конечно красота - своя комната, уютно, евроремонт, горячая вода, стиральная машина, соседей почти не вижу. Совсем другой район - по ту сторону Днепра, спальный, средний и выше класс, 24 этажные высотки. Ночью подходишь к окну - блики крыш автомобилей усеивают двор, буквально, за высоченными хребтами домов ничего не видно. Это удручает - комфортнее, а экология плохая. Люди интересные - в плащах, костюмах тройка, молодежь с "гребешками" волос, ухоженные девушки. Интересно наблюдать различия и сходства людей не богатых из прошлого места обитания и настоящих.
Но как поселился - немного расслабился, у больно устал ездить туда-сюда за большие деньги. Теперь надо опять себя в лапы брать, так как чую на горизонте новые вершины, а серпантины к ним извиваются, словно случайно нанесённые.
Дочитал китайский роман "Развеянные чары" 16-17 века. Очень интересно, сказочно, а типичный китайский пафос разбавлен обычными житейскими историями. Новое почерпнул из религиозной жизни китая - о буддизме и даосизме. Главные герои - лиса-оборотень по прозвищу Святая тётушка, её дети - лисчика-развратница ХуМэйер и лис по прозвищу Хромой. Они помогают одному из перерождений таньской государыни У Цзетянь в образе мужчины заключиться браком с одним из перерождений ХуМэйер (в романе лисичка умирает и её душа перерождается в качестве дочери одной семьи из Востоной столицы, а мужем её становится слабоумный, в отместку за то что в прошлой жизни лисичка охмурила одного буддийского наставника, душа которого и переродилась тем слабоумным) и править всеми землями "севернее Хуанньхе". Троица владеет магией превращений 36 духов земных и очень крутые колдуны, но они сеют смуту в империи и, открыв глаза, император снимает с должностей своих хитрых советников, взяв людей честных и умных. В конце концов зло повержено, чары развеяны, а пещера с письменами из книги Девяти небес завалена Яшмовым владыкой, что бы смертные больше не могли узнать тайну даосской магии так просто. Очень красиво, а каждая глава начинается и заканчивается аллегорическим стишком.

18:36 

Свежий чай, ароматные свечи,
тихий, уютный дом…
Как же приятно здесь на досуге
потолковать о былом!
Сотни напастей жизнь омрачают,
трудно судьбу превозмочь,
Только душевная сила и твердость
в горе способны помочь.
Если сын Неба благоразумен,
праведен путь страны;
Чтобы прожить в покое и счастье,
добрые души нужны.
Надо добро творить неустанно,
отринув сомненья и страх;
Чти повелителя, если он праведен,
разбей лжеправителя в прах!

["Развеянные чары. глава 40", предположительно Ло Гуань-чжун и Фэн Мэнлун 16-17 в. ]

04:26 

Алая суббота 29.09.2012

(суббота) Этим утром, в полудрёме, мне привиделся сон. Как и все сны, он был странным и пугал меня. Но не своей необычностью, а наоборот привязанностью к событиям Земли, что бывает со мной очень редко. Начиналось всё как обычное сновидение - я очутился на берегу.
Я - высокий, лысый, в коричнево-черных одеждах человек. Мои босые ноги стоят на берегу озера, противоположный берег которого, как и что либо в радиусе пятнадцати метров от меня, не виден за густой стеной серого и вязкого тумана. Под ними - серый, похожий на пепел, песок и высохшие, отдающие душком гнилых листьев, камыши, торчащие также и в самом озере то тут, то там. Смотрю я только вперёд, так что пейзаж за спиной остается неведомым. Настроение того, кем я был, довольно спокойное, как тот уверенный покой, испытываемый перед выполнением своих повседневных обязанностей. Что-то меня немного смущало, а именно - цвет воды. Было сумрачно и её цвет мне казался привычно-темным, но вскоре я понял что смущался не зря.
Безветренное пространство донесло до ушей редкий скрип. Скрип... скрип... скрип... Из тумана выплыла рыбацкая лодка. Управлял, или, вернее будет сказать, управляло ею существо лица которого мне было не видать за его черными обносками, зато руки, которыми оно держало весло были высохшими и старческими, а сама фигура небольшого роста. Для себя я маркировал его как "старик". Когда "старик" причалил, я увидел, что легкая волна, нагнанная движением лодки, окрасила и без того серый песок в черный цвет, быстро впитавшись и отблескивая шершавой фактурой влажности. Теперь я знал, что это был не песок, а пепел ,а вода - кровью. Я никак это не проверял - внезапно знание просто очутилось в моей голове, или голове того кем я был, или даже передалось мне из сознания того, кто меня впустил. Молча, я сел в лодку с ощущением, что знаю, что делать дальше. Специально я постоянно употребляю "я", так как если отпустить меня одного в события этого сна, он уплывёт, а "я" останусь витать над озером. Он охранял "меня".
Мы медленно плыли. Кровь стояла штилем, а камыши, оказались вовсе не камышами, а копьеобразными верхушками забора, какие бывают вокруг усадеб 19 века, фрагменты которого были разбросаны по всему озеру. Мы стали слышать какой-то шум. Кто-то бегал по чему-то деревянному. Бегал строем. Слышно железный брязькіт и скрип. Мы резко пригнулись, а над нашими со "стариком" головами пролетели со свитом пули из алого куска серого тумана. По нам стреляли из пулемёта...
Туман рассеялся. Кровь озера приобрела привычный ало-черный цвет. Небо стало видно, оно было стальным. Из остатком тумана на нас выплыл пароход, какие были в начале века. Он был обшарпан, по нему бегали матросы, если можно было сравнить этих существ с людьми. Под формой моряков царской России были люди с серо-черной, потресканной кожей, а лица их застыли в скорби. На фоне рыже-мерехтящих огней палубы, эти фигурки носились туда-сюда, заряжая станковые пулемёты и обстреливая нас. Странным образом, мы продолжали плыть и нас не задевало. Подплыв вплотную, я уловил странное чувство заброшенности этого прохода, как будто он вырос на этом месте. Почему-то веревочная лестница была свешена с палубы и я, ступая босыми ногами по канату, поднялся. Первым делом достал четки и стал их перебирать, а уже затем увидел, что тут никого нет. Все матросы исчезли, а рыже огни - потухли. Медленно я направился к каюте капитана. зайдя вовнутрь я отметил темноту и пустоту, но вместе с тем - заброшенный уют. Коврики истрепались, краска облезла, некоторые проходы затянула паутина, а о свете ламп не могло быть и речи. Меня это насторожило, ведь "я" люблю тишину, но единственное чего боюсь действительно - тишины не к месту. "Я" пожалел, что бравые пепельные матросы не преследуют меня.
Единственная закрытая дверь привлекла меня. Скорее всего тем, что на куски стеклянного иллюминатора падал стальной свет из дальней части коридора, ведущего к палубе. Перебирая четки с большей интенсивностью, я толкнул дверь. Легкий и изящный скрип эхом прокатился по коридорчику. То что было за дверью поразило меня.
Как только дверь открылась полностью - я увидел некую фигуру, стоящую прямиком за ней с занесённой над моей головой саблей и я уже услышал её свист, как закрыл глаза и сказал "Оооммм", а когда открыл - фигуры уже не было, но я слышал, как та скрылась в глубине комнаты. Комната была небольшая, но завалена ящиками. Что успел я увидеть, так это худобу фигуры, усы на лице, по модному завернуты и блеск цепочки, протянутой от груди к плечу. Еще пару раз эта фигура нападала, но я успевал закрыть глаза и повторить мантру, но не мог рассмотреть фигуру. Послышался глухой удар и пыхтение. Фигура выдохлась и уперлась в угла комнаты, в который падал свет от входной двери. Когда я встал напротив него, то заметил что не загораживаю свет, а тот проходит сквозь. Казалось, странности закончились, но они только начинались.
Усы, сабля, цепочка... погоны... красная рубаха... голубая лента и награды у кармашка. Это было до боли знакомое лицо. Только теперь оно было изможденным. Это был - Николай II. Сам царь в том образе, в котором, как я понял позднее, его представил Кустодиев. Он сел на ящик, упёрся локтями о коленки и спрятал лицо за ладонями, заплакав. Не помню о чем мы говорили, так как голоса его не слышал. Но опять я знал что он скажет, без слов. Николай Романов поведал о том, что спускался в какой-то подвал, но затем началась суматоха, он потерял сознание и очутился уже на пароходе и что приказал стрелять лишь потому, что боялся что большевики захотят поквитаться с ним. Еще он поведал, что цесаревич Алексей заперт на нижней палубе и что дверь заперта, а тот всё зовёт да плачет. Оставив царя, я ошёл на нижнюю палубу.
Это были технические помещения, полные винтиков, труб и нитей пара. Свет тут был. Рыжеватый, ржавый свет от газовой лампы. За стольной дверью слышались стоны. С некоторой неуверенностью я подошёл к ней и взялся за колесо, или как называется винт, задраивающий двери. На удивление - дверь поддалась. Теперь стон был не глухим и железным, а живым и... детским. К трубе был привязан мальчик, предположительно - Алексей Романов. Там, где цепь не впивалась в тело, были видны дырки от пуль, сквозь которые текла кровь. Она текла медленно, но бесконечно. И вновь я увидел картину, внезапно ставшую ясной, или которую открыли мне. Это озеро, озеро крови, было самим Алексеем. Именно он, из-за гемофилии не имея возможности затянуть раны, "наполнил озеро". И наполнил его в кратере. И кратер этот находится в...
Это место оказалось адом. Я отвязал мальчика и отец тут же обнял его. Ступая босиком по теплоходу, я вышел на палубу. Туман и вовсе исчез, а озеро, к моему удивлению, стало водяным. Прекрасно удивляться обычным вещам. Солнце взглянуло из серовато-го облака. Но тут я уже проснулся и со сконфуженными ощущениями поплёлся ставить чайник. Небо за окном было таким же серым. Солнце пробивалось сквозь.

02:04 

Молочная среда 26.09.12

20:56 

Томас Манн о времени

О лени, времени, ощущении "сна" после поездок куда-либо.

Развернуть свиток

Ingvarion scrolls

главная